Реклама
 
Реклама
 
Следите за новостями
 
 
Реклама

Елизавета Гречухина: Наша основная задача – повышать связанность пространств внутри Гатчины

03.07.19, 18:46 | Юлия Колбенева


Изменения, которые происходят во внешнем облике Гатчины, невозможно не заметить. Появляются новые общественные пространства, преображаются прежде заброшенные территории. О текущих проектах и о том, какие замыслы ещё предстоит реализовать, мы беседуем с председателем комитета архитектуры и градостроительства Гатчинского муниципального района Елизаветой Гречухиной. (*5)

– Елизавета Владимировна, расскажите о вашем пути в профессию.

– Я закончила гатчинскую художественную школу и пошла учиться на дизайнера пространственной среды в областной университет им. Пушкина. После третьего курса поняла, что мне не хватает серьёзной фундаментальной базы, на которую я могла бы опереться в будущем. Решила поступать в Академию художеств. Речь могла идти только о поступлении на первый курс; поступила и ещё шесть лет училась на архитектора.
Это было абсолютно осознанное решение, которое, возможно, было бы сложно принять в 17 лет. В общем-то, о своём решении я ни разу не пожалела. Академия художеств закладывает очень хорошую базу по разным направлениям знаний – это и художественная деятельность, и архитектура, и знание конструкций... Интересно, что мы все проекты делали вручную, поскольку преподаватели стояли на позиции: архитектор должен уметь изобразить свою мысль сам, на бумаге. И только на пятом курсе, практически перед дипломом, нам разрешили пользоваться компьютерной графикой.
С тех лет у меня сохранилась потребность рисовать, выходить на этюды, что-то фиксировать. «Пропустить» какое-то место через свою руку – очень хороший способ его запомнить. 


В ЦИТ недавно прошла выставка «Акварельная весна», там были и мои работы.

– Каково это – быть молодым руководителем комитета по архитектуре в городе, претендующем на звание столицы области?

– Я тоже постоянно задаю себе этот вопрос. Это действительно очень большая ответственность. Постоянно нужно анализировать, думать о том, какие будут последствия того или иного решения. Скажем, если писатель написал плохую книгу, читатели могут её просто не читать. А если ты придумал и воплотил в жизнь неудачный проект, он будет много-много лет существовать, и ты будешь все эти годы переживать, что допустил ошибку. Поэтому нужно понимать меру того, что можно делать, что нельзя; вычленять положительные аспекты уже существующего пространства, чтобы не заглушить их новаторством, уметь действовать деликатно.

– Над чем работает в настоящее время комитет архитектуры?

– Нужно понимать, что комитет архитектуры занимается не только проектированием. Важнейшая часть нашей деятельности – невидимая глазу граждан работа с градостроительной документацией – Генеральным планом, ПЗЗ (правилами землепользования и застройки) одиннадцати сельских поселений и города Гатчины. На данный момент ведется работа по внесению изменений в генеральные планы всех одиннадцати сельских поселений.
Над внесением изменений в ПЗЗ Гатчины мы трудились полтора года. От этой работы зависит очень многое, в частности, возможность строительства школ, спортивного манежа и т. п. Эти правила приведены в соответствие с Генеральным планом, что позволяет нам двигаться дальше – разрабатывать проекты планировки, «заявляться» на строительство новых объектов и т. п.

Если говорить непосредственно об архитектуре, то в большей мере мы работаем над созданием образа Гатчины.



Недавний глобальный проект – это, конечно, Аэропарк, который мы планируем возвести в микрорайоне Аэродром. Вы, конечно, знаете, что этот проект участвовал во Всероссийском конкурсе «Малые города и исторические поселения». Проект вошёл в число финалистов, но гранта, к сожалению, не получил. Возможно, если бы у нас была возможность лично презентовать проект, результат был бы другим, но работы оценивались заочно. Сейчас наша задача понять, что не позволило проекту занять первое место, исправить ошибки и заявить его на участие в конкурсе следующего года, благо такая возможность у нас есть.

– Почему Гатчина решила «заявиться» на конкурс «Малые города и исторические поселения» именно с этим проектом?

– Были у нас и другие варианты, например, «Бульвар науки», с которым мы «заявлялись» в прошлом году. Думали мы и о том, чтобы взять абсолютно новое пространство, в связи с чем объявили голосование среди жителей города. Заявок было много, в основном, по Аэродрому и Мариенбургу. Но Аэродром всё же лидировал. На сегодняшний день там отсутствует какая-либо рекреация для отдыха. И думать о её создании, конечно, нужно. Сделать большую рекреационную зону – это непростая задача, тем более по критериям, которые задаёт конкурс «Малые города и исторические поселения».



В этом проекте впервые была применена партиципаторная практика, то есть планомерное, продуманное участие жителей. Не то чтобы мы один раз собрали жителей «для галочки» и помахали перед ними уже готовым проектом. Они – жители – были вовлечены в работу ещё на начальном этапе, когда мы составляли техническое задание: а что же в этом парке должно быть? Если изначально не понять, для кого организуется это пространство, как оно будет использоваться, то в результате может получиться нечто малоэффективное.

Очень важно было создать сообщество, в котором люди чувствовали бы ответственность за то, что они хотят видеть в своём городе. Тогда это будет для них ценным. Я думаю, что это единственно верный путь работы с общественными пространствами.
 
Кстати, весной активные жители выходили на территорию будущего Аэропарка и провели там субботник.

– Коротко о текущих проектах.


– До конца лета мы планируем выполнить часть работ по созданию бульвара Науки. Будет благоустроена территория по ул. Коли Подрядчикова от ул. Академика Константина до ул. 7-й Армии. Суть в том, что мы создаём пульсирующее пространство. Где необходимо – у «Пятёрочки» и «Элеганта» – оно будет расширяться, а где-то, напротив, сужаться. У школы образуется площадь. Всюду будет организована подсветка. 


Мы хотим создать здесь образ науки, образ движения информационного поля. Здесь появятся интересные «фишки». Например, качели-балансир, которые меняют цвет. Источником света являются линейные, управляемые контроллером, светильники. При качении срабатывает датчик наклона, и включается динамика подсветки, меняющая сценарий в процессе качения.

Второй проект – увеличение пешеходной части ул. Соборная. Идея проекта заключается в том, чтобы сделать красивой и удобной дорогу к храму. Переход через улицу Карла Маркса, на которой останется сквозной проезд для автомобилистов, мы сделаем с подъёмом, он будет удобен для пешеходов, приоритет – именно у них. Небольшой подъём пешеходной части исключит вероятность резкого старта автомобилей после разрешённого сигнала светофора.

– Как, по-вашему мнению, отнесутся к нововведению водители Гатчины?

– Конечно, они будут недовольны. Но это вопрос хирурга и больного. Хирург понимает, что пациенту будет больно, но всё равно делает ему операцию – чтобы вылечить. У меня нет ни одного проекта, который с ходу принимали бы на «ура» и говорили «спасибо». 



Хороший пример – детская площадка на площади Богданова. Недовольные есть, я знаю. Но проблема в том, что недовольных всегда видно, а довольные редко высказывают своё мнение. Люди так устроены, если им хорошо, они молчат. Поэтому чаще мы сталкиваемся с негативом в свой адрес. Но мы, прежде чем претворять в жизнь какую-то идею, проводим очень серьёзную аналитическую работу. И это касается любого вопроса, даже установки скамейки в сквере. Я выхожу на место, чтобы понимать: что будет видеть человек, сидя на этой скамейке.

– Как вы относитесь к инициативам общественников, предлагающих собственное видение застройки территории?

– Я всегда с трепетом отношусь к людям, которые приходят со своей идеей. Наша задача – выявить запрос жителей. Например, общественники Мариенбурга обозначили территорию, которую они хотели бы видеть благоустроенной, поделились своим видением общественного пространства. Это, повторюсь, для нас очень важно, и мы, естественно, будем иметь в виду запрос жителей, когда дело дойдёт до благоустройства этого микрорайона.

– Нам известно, что именно вы – автор идеи пригласить в Гатчину несколько выпускников архитектурно-строительного университета, чтобы они в нашем городе работали над своими дипломными проектами. Расскажите подробнее об этой идее и о том, что может дать Гатчине её реализация?

– Такой работы не хватало мне самой, когда я была студенткой. Нам давали какие-то абстрактные территории, и мы не понимали важность и ценность создаваемого проекта. А мне кажется, что в студенчестве важно почувствовать вкус натуральности, настоящего дела, пообщаться с людьми, которые заинтересованы в реализации проектов.

Я сказала студентам, что если у них будут хорошие проекты, мы продолжим с ними сотрудничество в плане проектной документации и реализации проекта. Мне хотелось, чтобы у них был интерес выложиться в этой работе на 100 процентов. Город от этого решения тоже только выигрывает – появилась возможность охватить территории, до которых у нас руки дошли бы ещё не скоро: провести конкурс, сделать эскиз – всё это достаточно дорогостоящая и долгая история.

Несколько ребят готовили проекты по благоустройству Приоратского парка, что сегодня весьма актуально для Гатчины. Была проведена большая исследовательская работа, предложены интересные идеи, которые, несомненно, примут во внимание в областном комитете по культуре, который как раз отвечает за благоустройство Приоратского парка.
Другие студенты взяли в разработку речку Колпанскую, которая в данный момент, как водный ресурс, вообще не используется. Было бы замечательно сделать по обе стороны от реки полноценный променад – с велодорожками, с выходом к речке, с зонами для пикника, со спортивными, детскими площадками. Кроме того, это хорошая возможность связать микрорайоны Аэродром и Мариенбург.
На днях готовые проекты уже представили гатчинской общественности, и они вызвали живейший интерес. Мне особенно перспективными кажутся проекты, связанные с обустройством территории вдоль р. Колпанской. Мы обязательно будем работать в этом направлении.

– О Приоратском парке. Власти обещали, что после передачи парка на баланс Ленинградской области начнется его благоустройство и превращение в городской парк культуры и отдыха. Что планируется сделать в парке в этом году?

– 5 июня в областном комитете по культуре прошло совещание по Приоратскому парку, где было обозначено, что, да, действительно, его будут приводить в порядок. Сейчас мы находимся в стадии подготовки технического задания. Наша задача – собрать информацию о том, что хотел бы видеть город в Приоратском парке. Проекты, которые представили выпускники ГАСУ, ценны тем, что в них уже отражены какие-то запросы жителей. С учётом этих запросов будет вырабатываться концепция, которая затем должна быть утверждена в министерстве культуры. Дело это не быстрое, поскольку Приоратский парк – объект культурного наследия федерального значения. Предполагаю, что создание самого проекта и его реализация начнётся в следующем году.
Напомню, работу, связанную с благоустройством парка, курирует комитет по культуре Ленинградской области, так что сроки начала работ зависят от него. Не скажу наверняка, но, возможно, в этом году закроют проезд машин к Приоратскому дворцу и установят в парке общественные туалеты.

– Можно ли ожидать расширения границ Гатчины в будущем?

– Генеральным планом не предусматривается расширение территории. Я вижу основную задачу в другом – повышать связанность пространств внутри города. У нас, например, есть территория на ул. Жемчужина, которая встала мёртвым грузом и никак не используется. А здесь могла бы быть общественно-деловая застройка или, скажем, гостиница. У нас есть большая неиспользуемая территория на ул. 7-й Армии... Мы должны с этим работать, хотя есть сложности, поскольку у территорий имеются собственники.
Вот ещё пример – заброшенная территория Молзавода. В настоящее время она не используется и является для города, будем говорить, обузой. Как раз сейчас мы ведём работу по активации этой территории.



– Если бы архитектурный облик Гатчины зависел исключительно от вас, как бы вы застроили город?

– Это вопрос, скорее философский. Нужно понимать, что есть Гатчина? Гатчина – это, прежде всего, наша история: дворцы, парки. Гатчина никогда не будет ассоциироваться с со спальными районами и торговыми центрами. Значит, мы должны придумать схему сосуществования со своей историей.

На Аэродроме у нас сложилась застройка, не сомасштабная человеку. Нужно придумать, как очеловечить этот контекст. В том числе нужно очеловечивать и площадь Богданова – она огромная и неуютная.

В исторической части города свой контекст: «Не навреди».

Эти «пятна», о которых я вам говорила – нужно придумать, как их использовать. Нужно обязательно организовывать связь между Мариенбургом и Аэродромом. Мы приехали в школу № 7, чтобы узнать мнение детей о формировании комфортной среды на Аэродроме. Услышали: «А нам до Аэродрома никак не добраться».

Нельзя застроить город одинаково, нужно очень деликатно работать с контекстом. Это к вопросу о том, как важно не ошибиться, закладывая проекты сегодня, чтобы в будущем людям было комфортно жить в Гатчине.
Акварели Елизаветы Гречухиной
  1. Владимир 18.07.19 20:46
    0 0
    Отличный, познавательный материал о будущем  Гатчины. Это нужно для истории и для будущих поколений. Спасибо тем, кто в этом участвует. Елизавете спасибо за такой подход, за внедрение своих идей, но главное пожеланий жителей. Смелее!!!!