USD 55.8453    EUR 60.7932    CNY 81.1009
Категория 18+

Реклама
АТЛАНТА, натяжные потолки
Погода
Реклама
САНТЕХНИК, магазин
Опросы
Волнуют ли вас экологические проблемы Гатчины и района?
Реклама
Агентство недвижимости Оксаны Дегтярёвой
Реклама
АТЛАНТ-АВТО, Твой Автосервис
Мы ВКонтакте
Реклама
ЦЕНТР МЕБЕЛИ, п. Тайцы
» » ЖЕНЯ, ЖЕНЕЧКА, КОТЕЙКА

ЖЕНЯ, ЖЕНЕЧКА, КОТЕЙКА

19.04.17 19:11, Гатчина Life

Михаил Смотрицкий

 

 «ЖЕНЯ, ЖЕНЕЧКА, КОТЕЙКА»

 

«Самые счастливые на земле люди те, 

что приходят в этот мир смотреть».

Пифагор.

 

«Я в весеннем лесу пил берёзовый сок...»

Михаил Ножкин. 

 

  Эта совершенно невероятная история приключилась в наши дни. Впрочем, это не совсем так, в чём вы вскоре убедитесь. История любви двух парней к одной девушке не нова. Но при чём здесь кот? А это ключевой персонаж нашей истории. С него-то всё и началось. Но не будем испытывать ваше терпение. Начнём...

 

ЭТО КИНО!


Конец 90-х.

 

Не брат ты мне, гнида!..

    

      Женя наклонился к Женечке:

Заткни уши, детям такое слышать нельзя.

Да я уже почти взрослая. Хоть ты мне и старший брат, но у меня своя голова имеется.

 

       После тёмного зала в глаза бил свет весеннего солнца. В парке было светло, сыро и торжественно. Вот родник «Колодец», на берегу Белого озера вдали виднеется павильон Венеры. Как-то по особому легко дышится. Их путь в микрорайон Аэродром пролегает мимо  Гатчинского дворца.

Спорим, Женя, что Балабанов снимет продолжение фильма? И будет этот фильм называться «Брат — 2»!

Да и спорить я стобой не собираюсь, братишка. И так же ясно. Посреди всего этого развала, того, что сделали со страной нашёлся хоть один человек...

Какая ты у меня умная. И что же будет в этой серии?

Отправит Балабанов своих героев в Америку. Там будет мочилово, вернутся победителями. Но, возможно, не все.

Так, так, так, интересно. И почему ты так думаешь?

Элементарно, Ватсон. Кто наши «партнёры»? С чьей подачи развалили Союз?

Ну, вот, есть спрос, есть предложение. Народ требует...

Тебе политиком надо быть, сестрёнка. Но я знаю, что тебя ожидает впереди.

И что же, мой провидец?

Сначала ты полетишь на Марс, потом станешь Президентом мирового правительства!

Сначала, Женя, я закончу школу. Потом влюблюсь, выйду замуж, нарожаю кучу детишек, буду нянчить, работать и есть. Короче, погружусь в жизнь беспросветную. Несчастная я! Пожалей, хоть, ты меня.

Ну, ты к великим не аппелируй. Вначале тебе надо получить образование.

Так точно! Слушаюсь и повинуюсь...

Чему вас только в школе учат? Вот ты знаешь, что из нашего дворца в революцию бежал премьер Временного правительства? А из нашего дворца площадь!..

Керенский что ли?

Ну да.

Знаю. Но на исторический факультет не собираюсь. И вообще, не морочь мне голову. Весна, любить хочется! Вот ты уже отслужил, найди себе девушку, влюбись и морочь ей голову.

Добрая ты у меня, сестрёнка. У меня есть друзья, любимая работа, а там, как говорится, будем посмотреть.

Это в гаражах-то работа? Да что там вы нашли? Грязь, копоть, вонь бензиновая.

А ты «Три товарища» читала?

Что-что?

Да так, ничего. И ещё есть музыка. Проверенная временем!

Старьё всякое слушаете. Знаю-знаю. Вы же не старики, чтобы «Битлз» слушать.

Нет, «Ленкин парк» ты со своими ленками и слушай, а нас уволь.

Не «ленкин», а «Линкин...»

А какая разница! Вот уроды...

            

Прошло несколько лет.     

                       

Да этот самый румын Киркоров...

Не румын, а болгарин.

Болгарин? А какая разница!

 

      Друзья Жени и Женечка смотрели в «Победе» продолжение истории про братьев. Про дружбу, про... Впрочем, культовый фильм, чего его комментировать? После сеанса все шли знакомой дорогой через парк.

А Женечка была права, слышишь, Женька, ты наша провидица!- сказал Женя.

А помнишь, как щук мы с тобой на Белом озере ловили? Щурята, правда всё попадались. Давно это было, в детстве. А насчёт второй части, мне нетрудно было догадаться. Все тогда хотели в Америку. И даже съёмочная группа....

А что, правда в штаты сало и яблоки нельзя везти? - спросил Виктор.

Нельзя, так продуктовый и семенной контроль и у нас скоро введут, - ответил Павел.

Вот уроды! Чем сало-то не угодило? - спросил Женя.

Не надо быть пророком, чтобы догадаться. Скоро войны будут даже не за нефть, а за воду. За чистую воду. Нас становится всё больше, а запасов питьевой воды всё меньше. Автомобилей и электронных гаджетов всё больше, а земли всё меньше, - сказал Павел.

Ну, а во  времена Павла за что воевали? Вот он здесь жил и правил, - спросила Женя, кивнув в сторону дворца.

«Бедный Павел, бедный Павел...» - вторил Виктор.

Так, сестирица, не бери в голову. Голые понты. Ну, кто самый главный в Европе? Наполеон, конечно! Диктатор, пришедший на гребне революции. Он должен сокрушить прогнившие монархии. А как же? Он написал свод законов. Между прочим, большинство европейцев и сегодня по ним живёт.

А гильотины, а войны, он же в России тогда положил почти пол миллиона своих же солдат? А что наши революционеры думали? Большевики, эсеры, их руководители хорошо знали историю? - спросил Павел.

Эх, ты, апостол! Не пошёл-ка ты бы под стол? - сказал Виктор. - Ты бы всех примирил. Ты бы провёл бескровную революцию. Избавил всё человечество от гнёта, бесправия и несправедливости.

Да, и все бы зажили счастливо.

В твоём железном кулаке, Паша! А иначе не бывает. Все же, как тараканы разбредаются по щелям. У каждого своя правда! Ты оглянись, что вокруг творится.

Философ-идеалист! «И ни церковь, ни кабак, ничего не свято...»

Нет, ребята, всё не так, всё не так, ребята! - подхватила Женька.

А Виктор Сухоруков хорош! И в роли Брата, и в роли Павла  Первого, правда? - изменил тему Женя.

Талантливый человек, талантлив во всём. «Верной дорогой идёте, товарищи!» - сказала Женя.

Чего-чего? - спросил Виктор.

Да так, ничего.

Это Женька вспомнила ещё один фильм с Сухоруковым, - сказал брат.

Ох, не брат ты мне, - улыбнулась Женька. - Пускай бы мучались, гадая.

Что, это фильм Гайдая? - спросил Павел.

Ну, вот всё, парни, пришли. Пора разбегаться. Завтра — как всегда, - сказал Женя.

Не забудь шуруповёрт! - крикнул удалаясь Павел.

Всем пока! - крикнул Виктор, догоняя свой автобус. 


Мастерская друзей. Где-то в гаражах. 


Вот, Пашка, смотри, видишь «Рено»? - спросил Женя.

Это ты про эту кучу железа?

Да-да, именно. Его надо восстановить. И как можно скорее.

Дык мы не волшебники. Я похож на Джина?

А что мы хотели? С мелкими неприятностями они в автосервис идут, - сказал Виктор. - Где ты , Женя, это хлам раздобыл?

Одна баба на эвакуаторе привезла. История, подкупающая своей новизной.

Муж уехал в командировку. Любовник, выпили, поехали красавцы кататься на мужниной тачке. А там - весенняя колея, навстречу «Тойота», тоже левым пердним  колесом попалась. Так они по тормозам, а вода-лёд... Вот и поцеловались. Надо реперные точки по справочнику определить, чтобы было к чему привязаться. Ну, и будем резать, будем бить!..

Цели определены, задачи поставлены, за работу, товарищи! - процитировал Павел.

Это ты на кого, Пашка замахнулся? На Вильяма, нашего?.. - спросил Виктор.

Тот без пятна был, безобидный.

Безобидный? А кто расстрельные приговоры подписывал? Кто перед Сталиным выплясывал? Кто Берию в ковёр закатал?

А ты это видел? Что тогда говорить? Не было бы их, не было бы свободы.

Тридцатый съезд КПСС бы по телеку смотрели. По всем программам!

Ну-да, ну-да, Паша. И покупал бы ты колбасу и мыло по талонам. А китайские джинсы приобретал бы в кредит, взятый на год на родном предприятии. 

А теперь, в результате обретённой свободы, мы в гараже вот этот хлам реставрируем. Кто-то веселится, а мы!..

Нам, между прочим, за эту работу хорошие бабки платят.

Обещают.

Платят, Паша, платят.

Ребята, прекратите бузу, Паша, подай-ка «болгарку», - сказал Женя. - Будем резать...

            Стуки кувалды, рёв «болгарки», искры, запах горелого масла и железа.

Я ехала домой! - запел Пашка.

Ехала — болела, - подхватил Женя.

Ехала, балдела! - закончил Виктор. - Вы не забывайте, у нас сроки. Муж  скоро вернётся. Бабки платят за скорость!

Как в «Формуле — 1»? - спросил Паша.

Что-то типа того, - ответил Виктор.

Да, надо иногда бежать на красный, чтобы успеть на зелёный, - глубокомысленно проговорил Женя и стукнул кувалдой по крылу.

Что было вчера, отнюдь не жалею, осталась бутылка в формате спрея, - улыбнулся Виктор и опустил на лицо маску сварщика. Он любил  рэп.


Прошла неделя. Там же, в гаражах. 


А я — моногамный! И сам не гам, и другому не дам, - сказал Паша.

А ну, дай бутерброд! - схватил его за руку Женя. - Держи, сестрица. Не забудь руки помыть. С водой у нас тут, правда, напряжёнка, возим из колодца. Но немного в рукомойнике ещё осталось.  

     Друзья решили устроить перерыв по случаю прихода Жени. А заодно и перекусить «чем бог послал». «Бог послал» с Женей варёную картошку и филе селёдочки. В масле с уропом.

Ребята, а знаете ли вы, что в конце 9-го века на Руси уже была письменность, в церквях велись богослужения, выходили богословские книги, а славянский мир простирался от современной Австрии до Камчатки? - спросила Женя, доев бутерброд.

Это ты где такого начиталась? - спросил Павел.

Да так, была на одной лекции. В библиотеке. Но самое интересное, что книги из Болгарии, Чехии были понятны всем славянам. Тогда был именно славянский мир!

В него входили разные племена: древовичи, русы, варяги, баварцы...

Ну, ты сестрица, не загибай. Какие баварцы славяне? - спросил Женя.

Юго-восток нынешней Германии тоже занимали славяне.

Я понимаю, Юго-восток Украины! Но Германии... - изумился уже Виктор.

Да на Украине нонче уже арийцы заправляют, развели «соловьёв — бомбардировщиков», долбают шахтёров. «Нахтигали» клятые. «Партнётры» наши то Чечню против России раскочегарили, то братьев — славян притравили, сказал Женя.

Не братья нам бандеровцы! - заявил Павел. - Кто Хатынь сжёг? «Соловьи, соловьи», ох, не тревожьте...

Что спасло Русь от раздроблений? Литература, ребята! Ну, понятное дело, кино, этого важнейшего из искусств, как говорил один великий,  тогда ещё не было. А вот литература смогла дать посыл, чтобы князья думали головой, прежде, чем что-то предпринимать. Идти войной друг на друга, например.

Сразу чувствуется методист дворца-музея. Ты своим экскурсантам лекции читай, - сказал Женя. - А нам пора работать, сроки поджимают.

Нет, пусть рассказывает, говори, Женечка, - сказал Виктор.

На самом деле, интересно, мы послушаем и отдохнём заодно, - сказал Паша.

Успеем, - поддержал Виктор.

Так вот, религиозные и церковные обряды были близки всем славянам. Русы, славенцы, швабы... Да-да, Швабия до сих пор существует! Как земля, конечно.

Славянский мир был неделимым, в него входили и болгары, и чехи... До 12-го века просуществоал славянский мир. Пока князья не стали враждовать между собой.

Ну, как теперь в нашем СНГ. Не во всём, правда, - добавил Паша.

А ещё татаро-монголы вбили клин! Это и я знаю, - сказал Женя.

Ну-да, это и коты знают, - улыбнулся Виктор. - Особенно чёрные...

А вы знаете, что существовали Вечевые книги? - спросила Женя. - Это книги для князей. Они составлялись вечевыми монахами. Это были дипломатические доументы, в которых соблюдалась «буква законов». Летописцами были не только монахи, но и сами князья. Записи велись в походах, в движении.

Ну-да. «Band on the run!”, банда в пути! - съязвил Женя.

Заткинись, битломан! - замахнулась конспектом Женя. - Слушайте дальше, зря что-ли писала?

А это уже и не «Битлз»? - сказал Женя. - Это «Крылья»...

Советов, что ли? - улыбнулся Виктор.

Ну, вы будете слушать? Проблемы всё те же! До нас дошла одна такая вечевая книга. Называется «Речь философа». «Любить Родину, любить свою страну и помогать соседям-славянам!». Это было написано ещё до татаро-монгольского нашествия. А «Слово к князьям»? Научение монахов Нестора и Филарета. «Обратитесь, обратитесь на свою страну. Смотрите, что вы с ней делаете!». «Вы же слова единого от брата младшего стерпеть не можете. Навлекаете Орду великую на своих братьев». Князь Борис знал, что Глеб его убъёт. Вместе они знали, что мир славянский должен быть един.

Ну-да, «пока едины, мы непобедимы!», - улыбнулся Виктор.

«Борис, ты не прав», - улыбнулся и Женя.

Да, Глеб поехал к Борису со словами: «Я без Бориса жить не могу, я должен туда поехать». Чем всё закончилось, известно. Брат на брата...

Библейский сюжет, - сказал Виктор.

А что нового теперь? Вон Украина!.. - сказал Павел.

Я же говорю — библейский сюжет. Когда апостол Андрей высадился в Крыму...

Ребята, послушайте. События тогда следовали за героями. А герой, какой-нибудь князь, руководил событиями. Слова же тогда были — духовной материей. Она проникала в человека и распространялась через все просторы земли.

Хорошо говорит, - кивнул в сторону сестры Женя.

Герою-князю придавали мужественные черты. Дух в человеке — вот, что ценили древние славяне. А вы? А мы? Но в летописях осуждалась и неправда князей. Летописцы стремились донести до князей, что неправильно они делают.

У нас тоже пытаются, - заметил Павел. - Но некоторые печально заканчивают.

А монахи не боялись упрекать князей и говорить им, что неправильно они делают.

А ещё давали советы. Конструктивные, как сейчас говорят, решения назревших проблем. Так-то!

Да это уже смешно, - сказал Женя.

Обхохочешься, - съязвил Паша.

Парни, действительно, не без юмора. Ну послушайте, - сказала Женя , заглядывая в конспект. - «Был князь Африкан...», «И принял Шимон великую власть от Всеволода...»

Шимон Перес, что ли? - улыбнулся Женя.

Сам ты Перец! - улыбнулась сестра. - «Ярослав, Изяслав, Всеволод пошли на половцев. И был с ними Шимон...»

Буду погибать молодым! - сказал речетативом Виктор.

И сказал Шимон: «Не хочу погибать!». А Старец ему: «Сделай то-то и то-то, и ты не погибнешь... сегодня. Но погибнешь — завтра. И тебя положат в церкви...»

Осчастливил, старик! - заметил Виктор.

А что? Хоть похоронят по-человечески, - заметил Павел.

Славянская литература, ребята, развивалась как единая литература.

Лекция окончена? - спросил Виктор.

Думаешь, Витя, обижусь? Нет-нет-нет. Это первое.

А второе?

Повторяю ещё раз, не разбегаться! Закончу и идите, работайте. Не забудьте, завтра открытие фестиваля «Литература и кино». Наши там выступают.

А ты будешь? - спросил Паша.

А как же? Мы поставили танец на открытие фестиваля «В стиле 60-х». Будем исполнять под песню «Жил да был чёрный кот...» В 19 часов,  кинотеатр «Победа», приходите!

Премного благодарны, заканчивайте, Женечка, - сказал Виктор. - Нам действительно пора заканчивать этот самый «Рено». 

Да, собственно, и всё. Чехи приезжали к нам и не чувствовали себя за границей.

            И это в 9-м веке! Русские приезжали в Прагу или Краков и не чувствовали себя     чужими. Они понимали славянский язык. И всё благодаря литературе. И это ещё до           печатных книг.

                       

А потом? - спросил Паша.

Даже не суп с котом. Потом, то бишь теперь, пришла эпоха « Pulp fiction”.

Что-что?

Популярно объясняю, для невежд, «Криминальное чтиво» и всякое «бульварное чтиво» в мягких обложках. То, что можно носить в кармане или дамской сумочке, присесть на скамеечку, прочесть и выкинуть в урну, - сказал Виктор. - За работу, товарищи!

А принц Конде в Гатчине был? - почему-то спросил Павел.

Бывал! - ответил улыбнувшись чему-то Виктор.

Так был или бывал?

Ну, ты что, Паша, анекдот про профессора-гинеколога не знаешь? Давай, работай-работай!..

           

«Ах, карнавал!..»


     Гостей и участников очередного фестиваля «Литеретура и кино» в фойе кинотеатра «Победа» встречали девушки в платьях клёш в крупный горошек. Всё было исполнено «в стиле 60-х». Живые скульптуры «Девушки с веслом» и «Пионера с горном» напоминали о прогулках в парках и пионерском детстве. Среди весёлой суеты и толчеи бродили и наши друзья. Но вот звонок, другой. Все потянулись в Большой зал...

     И вот на сцене коллектив «Катюша». Девушки и парни лихо, зажигательно танцуют рок-н-ролл. «Жил да был чёрный кот за углом, и кота ненавидел весь дом, только песня со всем не о том!..». Отшумела музыка, отгремели апплодистменты. Закончился показ фильма, открывшего фестиваль. Настроение у всех было приподнятое. Смех, улыбки , фотографии, интервью с актёрами и режиссёрами. Всё как всегда. Но вот пора и по домам. Наши друзья опять идут через парк. Смеркалось...

Ребята, а правда, что принц Конде никогда не был в Гатчине? - спросила Женя.

Тебе же лучше знать. Ты же в Приорате работаешь. Небось, не раз видела призрак Павла Первого. Вот и спросила бы, - сказал Виктор.

Нет, Витя, легенды всё это. Сестра бы знала точно, был или не был. У них же документы, первоисточники. Это она так шутит, правда, сестричка?

Не шучу. Вот по-моему, принц Конде, приор Мальтийского Ордена в Гатчине был. Но недолго и инкогнито.

Ин... чего? - сощурил левый глаз Павел.

Вот пентюх! Инкогнито, тайно, понял? - ответил Виктор.

Но всё это мои предположения. Как и то, что Керенский бежал из Арсенального каре Гатчинского дворца. Из окна первого этажа.

Почему первого? И почему Арсенального каре? -  спросил Женя.

Всё очень просто...

В сказке обман, солнечный остров скрылся в туман...- пропел Павел

Да, бросьте вы, ребята! Я серьёзно. Может, научный труд когда-нибудь напишу.

В Арсенальном каре тогда, в начале прошлого века и жила царская семья. В Центральном каре был мемориал Павла Первого, ставший после музеефикации 1918 года собственно музеем. Стало быть все технические службы располагались в Кухонном каре и частично в Арсенальном. Хозяева и гости дворца размещались в Арсенальном каре. Значит и Керенский, бывший на тот период Главой Временного правительства, обосновался в Арсенальном каре. Под защитой верных казаков. Когда же за ним прибыли революционные матросики во главе с Дыбенко, он пользуясь случаем бежал. 

Бежал, это как? - спросил Виктор.

Ой, кто-то мяукает, - склонилась у родника «Колодец», к которому только что подошли друзья , Женя. - Смотрите какой он чёрный! - она прижимала к груди пушистого котёнка.

Наверное кто-то хотел утопить, но не решился, - предположил Павел.

Мартовский котёнок. «Я пушистый чёрненький котёнок, не ловил ни разу я мышей, но где бы я ни появился, где бы ни остановился слышу от больших и малышей!.. - пропел Виктор.

Брысь! - протиснулся к котёнку и сестре Женя. - Дай-ка мне его.

Что ты хочешь сделать? - спросила сестра. - Не дам.

Да, не бойся. Возьмём его домой. Плохо видно, но мне кажется, что у него больной глазик. Видите, загноение?

Да, вроде, дайте кто-нибудь платок. Точно, - сказал Павел, стирая гной.

Ой, ты мой маленький. Пошли скорее домой. Я тебя молочком напою, - сказала Женя, прижимая котёнка к себе. 

Из Колодца ночь струится,

            Уток гам затих и вот -

            В обрамленьи чёрных вод

            Звёзды водят хоровод, -  проделамировал Павел, как-то по особому глядя на Женю.

Сам сочинил? - спросил Виктор.

Быков. Михаил Быков. Вот книжка попалась...

Так, что с Керенским? - спросил Виктор.

Да бежал он в костюме матроса или солдата. Ну, никак не медсестры. В костюмы сестёр милосердия в то время  наряжались проститутки. Вот кто-то и пустил байку. А почему из окна первого этажа? Ну, сами посудите. Не из Сигнальной же башни по верёвке он спускался? Да и сбежать ему... позволили. Так скажем. Ленин делал вид, что ловит Керенского, потому как Керенский в своё время делал вид, что ловил Ленина, когда тот с Зиновьевым «скрывался» в Разливе. Социалист-революционер и социал-демократ, что им было делить? Кроме власти, разумеется, - сказала Женя и сильнее прижала к себе котёнка. - Удовлетворены? Вот, глядите, мы проходим Испанскую горку. Видите, вот Собственный сад, тихое местечко, за оградой. Туда выходят окна Арсенального каре. Даже петли смазывать не нужно. Матросики и казаки побратались, выпили. На площади солдаты жгли костры. Полнейшая неразбериха.

Пиши научные статьи, - посоветовал брат.

А как ты его назовёшь? - спросил Витор, кивнув на котёнка. - Помнишь мы смотрели «Завтрак у Тифани»? Ты похожа на Тифани, на Одри Хепберн.

Подруги сравнивают меня с Джулией Робертс, - улыбнулась Женя. - Лесть, конечно, приятна...

Витя, ты влюбился? - толкнул друга в бок Павел.

Да нет, это я так, просто спросил. Там котик только был рыжий. И звали его...

Просто Кот, - подхватила Женя. - А этого мы назовём просто... Котейка. Какой он Кот? Эй, мальчик ты, или девочка? Котейкой будешь?

Да он уже дрыхнет, пригрелся, - пригнулся к сестре Женя. 

Други мои, завтра нас ждут великие дела! Придёт заказчица. Надо не ударить в грязь лицом, - сказал Виктор. - Утром, на том же месте в тот же час. Будем «лечить» по полной. Что у нас там с покраской? 


Прошло два месяца.


Что так сердце, что так сердце растревожено?.. - пела перед  зеркалом Женя в платье из 60-х годов. Она всё ещё пребывала в образе.

Любишь ту эпоху? - спросил брат.

Просто люблю.

И кого, если не секрет? Витьку или Пашку?

Пусть это будет моей маленькой женской тайной! Ага?

Ну-да, ну-да. Как это я сразу не догадался? Впрочем, в каждом из нас, мужчин, живёт нерастраченная нежность, - вздохнул брат.

Вот и найди себе подругу.

Это как Судьба...

Ну, тогда жди. Или давай я тебе погадаю! Хочешь на картах, хочешь на газете, хочешь на кофейной гуще? Как встарь.

А чего гадать на кофейной гуще? Вот смотри объявление в газете: «Потомственная ясновидящая...». Пойдём, она нам всё про нас и расскажет!

Ну если - потомственная... А пойдём!

Всё дело, сестрёнка в том, что ищут друг друга души, находят, к несчастью, тела. И проблема здесь даже не в нерастраченной нежности...

«Краток нежности миг...» - пропела с улыбкой Женя.

Это, как ключик к замочку, что ли. Можно перебрать тысячи ключей...

Или взломать отмычкой?!

Скажи лучше — спилить «болгаркой». На этом построена вся литература. Да что там литература — вся жизнь, сестрица. 

И ждёт вас путешествие...

Свадебное? - спросил Женя.

Нет не свадебное. Вы же брат и сестра? Не так ли?

Тогда куда мы отправимся? На Мальдивы или Майорку? А может быть на Мальту?-спросила Женя.

«МММ», - улыбнулся брат. А ГИБДД на Мальте нет?

Вы имеете какое-то отношение к Мальте, к истории Мальтийского ордена. Но нет. Вы и ваши друзья, с которыми вы вскоре отправитесь в путешествие, на Мальту не попадёте. Пока... Вы вообще никуда из Гатчины не уедете.

Ну, и что это тогда за путешествие? - спросил Женя.

Сами узнаете. Может волшебное, может мистическое...

А, вы тоже Битлз любите? «Magic mistery tour” слушаете?

Альбом «Револьвер», «Элеонор Ригби», как-то больше нравится.

Это песня про одиночество.

Все мы одиноки. Рождаемся по-одиночке и уходим по-одиночке. Но вы не бойтесь.

Вас всех ожидает приключение. Путешествие, которому позавидует любой, самый крутой путешественник.

Что, и Фёдор Конюхов? - спросила Женя.

И он тоже.    


Спустя три дня.      

           

  Приорат был весь в огнях.  «Ночь музеев» шумела и сверкала фейерверками. Огненные шоу с факелами представляли реконструкторы «Мальтийские рыцари». Рыцарские турниры и световое шоу. Огромный костёр на поляне и хороводы зрителей. Реконструкторы из «Красногвардейца» были в мундирах солдат и офицеров Павловской эпохи. Даже стреляли из кремниевых ружей. Из стволов сыпались искры. Гремела музыка, экскурсанты прибывали автобусами. А вот и наши друзья. Павел в форме офицера начала 18-го века. Виктор помогает Жене, ведёт экскурсии в костюме строителя глинобитного сооружения. Рассказывает о технологии строительства Приоратского замка, его историю. А вот и Павел со своим другом из Петербурга Игорем. Они организовали световое шоу. Игорь играет на электро-скрипке под «минусовку». Звучит впечатляюще. Мелодии класические переходят в любимые «мелодии и ритмы зарубежной эстрады».  А где же Котейка? Он подрос и окреп. От былой болезни не осталось и следа. Он где-то бегает по дворцу. Он тоже полюбил Приорат. Женя каждый день берёт его на работу.

Паша, ты не видел Котейку? - спросила Женя в перерыве между экскурсиями.

Да вот только что пробегал по двору. Он не любит шума. Наверное побежал искать тебя во дворец.

Игорь, сыграй, пожалуйста, из «Бременских музыкантов», - попросила Женя. - Пойду поищу Котейку.

«Луч солнца золотого вновь скрыла пелена, и между нами снова вдруг выросла стена!» - запели под музыку друзья. Звуки скрипки проникали, казалось, в само сердце. Брали за душу и не отпускали.

Паша, а кто этот загадочный старик? - спросил Игорь, закончив игру. - Он как-то странно на нас смотрит.

Где?

Да не смотри по сторонам. Вон там, за моим плечом. Только не гляди в упор. Он всё, кажется, про нас знает. И про всех, и про.... Он, словно из Библии.

Игорь, ты устал. Пойдём, кофейку выпьем.  

Котейка, Котейка! - бежала Женя через двор Приоратского замка, путаясь между посетителями. Котейка бежал в сторону Чёрного озера. За ними гуськом бежали все друзья. Музыка играла всё громче, всё ярче взрывались фейерверки, яркие лучи прожекторов слепили. «Загадочный старик» провожал друзей молчаливым взглядом...


«MAGIC MISTERY TOUR” 


  В этой главе наши герои совершат своё «волшебное мистическое путешествие». Будет в нём и подводная лодка. Правда, не жёлтая...

Ловите его, убежит в парк! - крикнул Виктор.

Да вот он, вот, Котейка, куда же ты от нас? Шума испугался, грохота? Да, мой маленький? - Женя  уже прижимала своего беглеца к груди. Друзья стояли на берегу Чёрного озера. Над ними вокруг Приоратского замка слышались взрывы фейерверков, небо освещалось разноцветными огнями. Но музыки не было. И вообще вокруг было темно. Не было привычного уличного освещения. Город утонул во мраке.

Ну, вот тебе и на, - сказал Игорь, - А где же музыка? Где свет? Не понял.

Пойдёмте наверх, там наши экскурсанты заждались, - сказала Женя, по-прежнему прижимавшая Котейку к груди. И друзья пошли. Но что-то настораживало. Поднявшись во двор Приората, они обнаружили, что ни гостей праздника, ни хозяев уже нет. Фейерверки внезапно прекратились. Было тихо и темно. В ночи слабо светились лишь окна замка.

Что-то резко тут у вас «стоп-машина» сработала, - сказал Евгений сестре.

Да я и сама ничего не понимаю.

   Друзья приблизились к окну замка и осторожно заглянули. То, что они увидели их почти не удивило. За столом зала Капеллы сидело несколько человек. Горели свечи.

Люди в костюмах павловской эпохи о чём-то неспеша говорили. Поодаль стояли дворецкие и офицеры охраны.

Вот это кино, - прошептал Пашка.

Да, у нас часто снимают кино, - сказала почему-то тоже шёпотом Женя.

А вон тот в костюме императора, случаем, не Виктор Сухоруков? - шёпотом спросил Виктор.

Похож, - прошептал Пашка.

А тот, что напротив, с Мальтийским Орденом на груди? Он то кто? Похоже, иностранец, - сказал Евгений.

Неужели принц Конде? Вот киношники дают. Вольная трактовка истории, - ответила сестра.

Стой, кто тут есть! - кто-то наставил на них кремниевое ружьё.

Да, мы это, Миша, - сказала Женя. - Это мои друзья и брат Евгений. Ты что, не узнал?

Офицер в форме Гатчинских егерей недоверчиво на них посмотрел, немного смутился, но ружьё продолжал держать наготове. 

А вы, барыня, случаем не фрейлина его величества?

Женя нагнулась к брату и шепнула:

Не удивляйся, мы в другой эпохе. Он не шутит. Но как похож на нашего реконструктора Мишу. А офицеру сказала:

Фрейлина её величества императрицы Марии Фёдоровны графиня Александра Александровна! Её величество хотят знать, с кем встречается ея супруг.

Карпина, что ли?

Она самая, болван!

Офицер повесил ружьё на плечо.

Михайло Михайлов, командир Гатчинских егерей. Охраняем императора на секретных переговорах. А это кто с вами, ваше высочество, разрешите поинтересоваться?

     Друзья робко мялись поодаль. Все, кроме Игоря были одеты в форму офицеров     Семёновского полка.

Да это моя охрана из Семёновцев.

Чур меня, госпожа!

Что не так, Михайло?

Да их командира, Юрия Анатольева стало быть, в Петропавловку заключили. По подозрению в заговоре. Могут и того!..- Михайло изобразил большим пальцем вокруг шеи характерный жест.

Михайло, - подозвала офицера поближе Женя, - можно сказать тебе по секрету?

Только пообещай, что передашь императору лично. Это очень важно для России.

Обещаю, ваше величество. Только уходит вам нужно скоро. Узнают, всем нам несдобровать.

Слушай внимательно, - Женя приблизилась к офицеру, -  Против императора готовится заговор.

Да, он опасается заговора, вот и строит Михайловский замок в Петербурге. Там-то он точно будет в полной безопасности.

Дурак! Ой, Михайло, извини. Не в твой адрес. Там-то его и убьют.

Чур меня, чур! Что вы говорите?!

Опять не слава Богу. Нет-нет-нет, не убьют, конечно. Но могут убить, если ничего не предпринимать. Заговор князей, понимаешь? А готовят всё англичане, из посольства в Петербурге. Оно кишит шпионами. Они опасаются усиления России в результате победы над Наполеоном и задуманного императором Павлом Петровичем освобождения от английского ига Индии.

Мы люди простые, далёкие от высокой политики. Но я всё запомнил. Вы-то откуда всё знаете?

Государыня сказывала. По секрету... - подмигнула тайком друзьям Женя.

И запомни, Михайло, главные заговорщики — граф Пален и Платон Зубов.

Ну, вы, ваше высочество, даёте! Может ещё и его высочество генералисимус Суворов в заговорщиках окажется?

А, может, и он!.. Так передашь?

Не беспокойтесь, будьте уверены. Не сносить мне головы!..

Вот урод, - сказал в сторону Виктор.

А теперь, уходите, уходите, пойдёмте, я вас проведу к подземному ходу, по нему вы окажетесь во дворце. Только про визит принца Конде никому не слова! Даже императрице. 

            Друзья вновь спустились к Чёрному озеру. Был поднят люк, замаскированный дёрном,    и все вошли в сырое подземелье...

Прощай, Михайло, спасибо тебе! Да благословит тебя Господь! - крикнула на прощание Женя.

До свидания, ваше высочество, до встречи! - помахал треуголкой в ответ офицер.

Вот урод! - буркнул под нос Виктор. - Ведь, как пить дать, не передаст.

Но и не предаст, - сказала Женя. - Я в этом абсолютно уверена.

Ребята, так мы, похоже, действительно прошли сквозь Временной портал?-предположил Игорь.

А ты, что, только догадался? - спросил Павел. - Догадливый ты наш.

Приоратский дворец славится подобными явлениями. Мистика, загадки природы?

Но это так. У нас даже экскурсию придумали на эту тему, - сказала Женя.

Вот и навлекли на наши головы, притянули, - ответил сестре Евгений. - Говорил тебе, надо было в медицинский идти. Стала бы врачом. Не пудрила бы никому мозги.

Наконец, сама себя бы вылечила. Не мучалась бы с дыхалкой.

Это врячи то не пудрят? - спросила сестра. Да я лучше в Крым поеду, на свежий морской воздух, чем буду пить таблетки!

Действительно, как говорил Михаил Михайлович, другой, если пить таблетки, то в тебе ещё кроме болезни будут и таблетки сидеть, - сказал Виктор.

Это ты Жванецкого вспомнил? - спросил Павел.

А как ты догадался? Известно же, что смех — лучший доктор!

Вот придём во дворец, попадём в лапы охраны императора и посмеёмся, - заключил Игорь. - По всем нам Петропавловка плачет. Смею заметить, не на экскурсию туда попадём.  

   За разговорами друзья оказальсь в подземелье Большого Гатчинского дворца.

На стенах  горели небольшие факела. Вот винный погреб. Вот продовольственный.

А вот и Подземный ход, выходящий к Серебрянному озеру.

Стой, кто идёт!

Ну вот, опять! Побежали!- крикнула Женя и выпустила Котейку. Котейка помчался по Подземному ходу к дверям, ведущим к озеру. В догонку громко позвучали три выстрела из кремниевых ружей. Но, к счастью, выстрелы никому вреда не причинили, отрекошетив от стен. Вдоль стен висели лошадиные хомуты...

А ну, ребята, навались! - крикнул Виктор и друзья с разгону навалились на двери.

Ещё разок! - крикнул Павел. Позади слышался топот сапог.

Эх, раз, ещё раз, ещё много-много  раз! - в отчаянии запела Женя.

И о, чудо! Двери распахнулись, и друзья увидели Загадочного старика в форме дворецкого, и он им поклонился. А вот и Ясновидящая в цыганском платье. И она им улыбалась. Всё было как во во сне. Кружились головы, образы, деревья, дворцы...

  Ярко светит летнее солнце. На берегу Серебрянного озера друзья приходят в себя.

Что это было? - спросил Павел.

А кто здесь правил? - переспросил Женя.

А кто украл хомуты? - улыбнулась сестра.

Ну, теперь-то вы смогли убедиться, что никто не крал хомуты? - спросил Виктор.

Всё, с меня хватит, хочу домой! - сказал Игорь.

Ну-да, иди, пиликай дальше на своей скрипочке. Только определись вначале, куда идти, - предложил другу Павел. - Время — штука серьёзная. Смею предположить, что оно трёхмерно.

Ой, вот только не надо этой твоей философии! - сказал Виктор. - Вот кузов автомобиля — трёхмерен. И это факт. Но чтобы время?.. 

Физика, философия, вообще наука и религия не противоречат друг другу, а дополняют. Религия — это вера в ещё не познанное. Но рано или поздно...

Паша, прекрати, а? Прошу тебя, - сказал Виктор.

Да ну вас! Пошли...

Куда? - спросила Женя. - Ложитесь и не поднимайте головы, - добавила она, крепко прижимая к себе Котейку.

 

   На берегу появились какие-то фигуры. Люди выходили из Подземного хода, напротив выхода была сооружена небольшая пристань.

Это же сам император Алесандр Третий! - воскликнула Женя.

Тише, ты, - шёпотом сказал брат. - Не шуми.

А с ним императрица Мария Фёдоровна и дети. Вон тот мальчик — будущий император Николай Второй, - прошептала Женя друзьям.

Мы с вами в 1881 году, поздравляю. В марте сосотялось покушение на Александра Второго. Через две недели весь двор во главе с Александром Третьим был здесь. В мае в Коннетабль попала молния, дурной знак. Он сейчас разрушен. Ну, вот и наш сюрприз!..

                                  

   На поверхности озера показалась... рубка подводной лодки.  Лодка шла небыстро и абсолютно бесшумно. Вскоре она снова ушла на глубину. Императоркая семья уселась в свою лодку. На вёсла сел сам Александр Третий. Они неторопливо поплыли к середине озера.

Все манёвры лодки подводной высокие наблюдатели могли видеть воочию, благодаря абсолютной прозрачности родниковой воды Серебряного озера. 

Чудеса... - прошептал Игорь.

Эх, ты! Историю знать нужно, - сказала Женя. - Это изобретатель Стефан Карлович Джевецкий демонстрирует свою подводную лодку. Она уже не первая в России. Но будет запущена в серию. Всего подобных лодок будет построено 50-т! Когда он выйдет из лодки, преподнесёт императрице цветы и скажет, что это подарок от Нептуна.

- Ваше величество, позвольте Вам преподнести этот скромеый подарок от повелителя морских глубин Нептуна! - сказал Стефан Карлович Джевецкий и преподнёс Марии Фёдоровне букет белых калл. У причала стояли две лодки. Вёсельная, императорская. И подводная, прабабушка русского подводного флота.

Машина времени в работе, - шепнул сестре Евгений.

Да ну тебя, может, это всё нам снится? - ответила Женя. - Ущипни меня.

Вот тебе! - ущипнул её брат.

Как закричу, побегаете у меня!

Эй, кто там?! - окликнул кто-то из кустов.

Это охранник, не бойтесь. Дети императора их называют «ботаниками» за то, что прячутся в кустах. - Вы нас изините за простое любопытство, - сказала Женя, поднимаясь. - Приехали друзья из Санкт-Петербурга, вот гуляем по парку.

Уходите, здесь гулять не положено. Для прогулок вон — Приоратский парк. Не то, сдам в полицию! Пошли, поторапливайтесь. Ну, почему в моё дежурство?..

Спасибо вам, премного благодарны, - сказал Игорь вставая. - Говорил же вам, что добром всё это, как бы сказать, «путешествие», не кончится.

  Игорь ускорил шаг.  Друзья поторопились во след. Послышались выстрелы. Женя отпустила Котейку. Он припустил в сторону Александровских ворот. Они все бежали не оборачиваясь. Но никакой опасности на этот раз не было. Это были залпы ружейного салюта в честь успешного испытания первой серийной российской подводной лодки.

   Но что это? Небеса вдруг опустились на землю и её покрыл мрак. И вновь Загадочный старик. Он в лохмотьях, опустив голову, сурово сморит на друзей. И Цыганка, бледная, испуганная...

   Ветер несёт опавшие листья. Откуда-то вновь слышны выстрелы. Друзья пробежали Адмиралтейские ворота. Ну, вот, говорила же вам, Коннетабль разрушен, не глядя в сторону обелиска сказала Женя. Она нагнулась и прижала к груди испуганного Котейку. Друзья смотрели в строну Коннетабля, но на их лицах были одновременно испуг и удивление.

Обелиск был цел. Его не так давно отреставрировали. Но на вершине его была чёрная паучья свастика. Под горку, обогнув обелиск, ехали немецкие мотоциклисты, в люльках установлены пулемёты. За мотоциклистами вывернула штабная машина. 

Блин, попались, - сказал Виктор. - Давайте назад, в парк! Задолбала эта ваша Машина времени. Сидел бы себе в гараже, ремонтировал бы машины!..

Не ной! - сказала Женя. - Я раньше лучше о тебе думала.

А я и не ною. Мне за вас страшно.

В парк мы не вернёмся. Во дворце штаб гитлеровцев, и это чудо, что нас ещё не обнаружили, - сказала Женя. - Значит мы попали сюда ещё до покушения...

Какого покушения? - спросил брат.

Потом расскажу. Если что, скажем, что мы артисты театра. Он находится на улице Леонова. Репетировали постановку о временах Павла Первого. Его немцы уважают.

Даже памятник перед дворцом не снесли. Поставили возле пост охраны.

Ох, Женька, ты не зря пошла на исторический, - сказал брат. - А с чего они уважают российского императора?

Кумиром Павла Первого, как известно, был их прусский король Фридрих Великий. В годы борьбы с Наполеоном они были союзниками. Историю знать нужно, братишка!

Ну, вот, теперь знаю.

В сражении при Ватерлоо русские, англичане, прусаки били Наполеона вместе. Именно добровольческие прусские дивизии были одеты в чёрную форму.

Это как у эсэсовцев? - спросил Павел.

И да, и нет. Народное ополчение было одето в обычные свои одежды. Но, чтобы придать им вид формы, одежду красили в чёрный цвет. Дизайнер нацистской формы Хьюго Босс взял это на вооружение, вот и всё. «А вас, Штирлиц, я попрошу остаться...» - улыбнулась Женя. Но улыбка получилась натянутой.

Друзья шли по проспекту 25-го Октября. Но его было не узнать. Война на всём оставила совй отпечаток. На памятнике Ленину висела табличка с указанием расстояния до Петербурга.

Верной дорогой идёте, товарищи, - вдруг вспомнил Виктор. - Интересно, а что сейчас на месте наших гаражей?

Болото! - ответил Павел. - Вот в болоте мы все и оказались.

Не паникуй, - сказала Женя.

Им навстречу двигался патруль.

Только не бегите, - сказала друзьям Женя.

Здравствуйте, битте, предьявите пожалуйста ваши пропуска, - отдал им честь немецкий офицер, неожиданно хорошо говоривший по-русски. Поодаль стояли два автоматчика.

Мы артисты русского театра, ставим спектакль о временах Павла Первого. Возвращаемся после репетиции. Пропуска мы забыли в нашей гражданской одежде, - сказала Женя. - Это естественно, господин офицер. Долго репетировали, устали. С едой теперь не густо.

Ну, что ж, очень жаль. Придётся пройти в комендатуру, битте. Она здесь недалеко, на улице Красненькой.

На улице Красной, - сказала Женя.

Простите мне мой русский.

Вы превосходно говорите по-русски. Где учились, если не секрет?

О, найн, не секрет. В вашем политехническом институте, в Ленинграде. По обмену студентами. Я по образованию инженер-электрик. Но война, и мой долг... Впрочем мы уже пришли. Битте, - сказал офицер, указывая на двери комендатуры, и пропуская друзей вперёд.

  В корридоре было немноголюдно. Какие-то люди понуро сидели, дожидаясь своей очереди. У всех кабинетов стояли вооружённые охранники. Но кто это? Всё знакомые лица. Загадочный старик в лохмотьях взглянул на друзей из-подлобья. Цыганка-гадалка...   Она улыбнулась друзьям и весело подмигнула. Пол поплыл под ногами.Всё закружилось, как во сне...

Как холодно, как нестерпимо холодно! - сказал Игорь.

А что ты хотел? На дворе 25-е Октября 1917 года, - ответила Женя, прижимая Котейку покрепче к груди. - По старому стилю.

Ваша  Машина времени работает как-то наоборот, - сказал Виктор, поёживаясь. - Но как ты определила?

Действительно, как?! - спросили хором, не сговариваясь, Павел и Евгений.

Ды вы что, совсем ослепли? - спросила Женя. - Видите те костры, что на площади перед дворцом? Оглянитесь, за нами Балтийский вокзал. Скоро сюда прибудет поезд с революционными матросами во главе с комиссаром Дыбенко. Они по приказу Ленина должны арестовать Керенского. Костры жгут солдаты и казаки, пока ещё верные Временному правительству. Но оно уже - «низложено».

Социалистическая революция, о которой так долго говорили большевики, свершилась! - процитировал Павел, неумело изображая картавость. «Весь мир насилья мы разрушим до основания, а затем!..» - затянул он «Интернационал».

Правильно. Хоть кто-то из вас знает историю, - сказала Женя.  - Идём во дворец, мы должны предупредить Керенского, иначе ему будет крышка.

А не повлияем ли мы на ход мировой истории? - спросил Игорь.

Не повлияем. Керенский должен спастись. Он уже политический труп. Вы что, хотите чтобы человека вот так запросто убили? - спросила друзей Женя. - Мы уже здесь были. Это факт. Ведь, кто-то помог Керенскому бежать...

Ну а если не мы? - спросил Виктор.

А какая разница! - сказал Евгений. - Впрочем, в предположение о трёхмерности времени всё больше и больше начинаю верить. А не попадём ли мы с вами во времена динозавров? Вот случится сбой и ау-у-у-у!

Машина времени не ошибается, - сказала Женя. - Что самое необъяснимое и загадочное в Мироздании?

Господь Бог и, пожалуй, Время? - предположил брат.

Какой ты умный у меня, братишка! А потому, вперёд и только вперёд. Раз Время определило нам эту миссию, мы должны её выполнить.

Так сказал Заратустра, - улыбнулся Павел.

Это совсем другая... философия, Паша, - ответила Женя. 

А если «миссия невыполнима»? - спросил Виктор.

Это не ко мне, - сказала Женя. - Но в кино, если всё закончится хорошо, мы с тобой пойдём.

На «Миссию?..»

Возможно. «Время вперёд»! Па-а-ам-пам-пам-пам-пам-па-па-а-ам! - запела она и поскакала, прижимая Котейку, вприпрыжку. За ней устремились и друзья.          

Стой, кто идёт! - казачий патруль у входа на плац не терял бдительности.

Ну, вот, опять, - сказал Игорь.

Мы к Александру Фёдоровичу из Петрограда, - сказала Женя.

А мандат у вас имеется? 

Какой мандат? На дворе Великая Октябрьская Социалистическая Революция!- прокричал Виктор. Павел стукнул ему локтём в бок.

А вы, случаем, не большевики? Не провокаторы?

Нет, дяденька, мы артисты! Видите как одеты? Он так шутит. Выпил маленько после спектакля. Нас один господин из Петрограда просил передать Александру Фёдоровичу, чтобы он уезжал отсюда как можно скорее, - сказала Женя. - Вот мы последним поездом и приехали. Но будет ещё один поезд. И тогда Александру Фёдоровичу не сдобровать.

Хорошо, верю всякому зверю. Времена нынче путанные. Пойдёмте. Оружия при вас нет?

Нет, дяденька, можете обыскать, - сказала Женя.

Ты напоминаешь мне Ксанку из «Неуловимых...», - шепнул ей на ушко Пашка.

Артистка, - шепнул ему Женя.

Нас все ловят, а мы неутомимо убегаем. Это наводит на мысль... - начал было Виктор.

Оставь её при себе, - отрезала Женя. 

   Галереи и корридоры Арсенального каре. Везде солдаты. Кучкуются. О чём-то говорят. Это верные, пока, Временному правительству части. Они ещё ничего не знают о событиях этой ночи в Петрограде. Событиях, перевернувших весь мир.

Стой, кто идёт! - женский голос позвучал звонко в неожиданно пустом корридоре.

Ну, вот, опять двадцать пять, - проговорил себе под нос Игорь. - Чему удивляться?..

Свои! - прокричал казак. - Мы охраняем плац. Задержали посторонних. Утверждают, что они из Петрограда и у них важное сообщение для Александра Фёдоровича.

Обождите минуту, - женщина с ружьём скрылась за дверью и вскоре появилась.

 Проходите, Александр Фёдорович ждёт вас.

   У большого письменного стола императорского кабинета  стоял мужчина средних лет в полувоенном френче, галифе и высоких сапогах. Образ, хорошо всем знакомый. Дверь кабинета закрылась. О чём говорили друзья с бывшим премьер-министром история умалчивает. Но разговор был недолгим. Дверь открылась, но вышла только Женя.

Слушай, подруга, - обратилась она к охраннице, - как тебя зовут?

Глафира я, из питерских. Мы из Женского батальона смерти...

Ну, помирать нам рановато! Давай раздевайся...

Ты это чего? - испугалась Глафира, беря наизготовку винтовку.

Мы из Питера, из Петрограда, там революция. Временное правительство арестовано. Твоих однополчанок во главе с Марией Бочкарёвой уже разоружили. 

Не может быть!

Ещё как может. Сюда скоро приедут революционные матросы во главе с Дыбенко, чтобы арестовать Керенского.

Ты-то откуда знаешь?

Да так, из истории...

Чего-чего?

Книжки читаю, вот чего! Потом, всё потом расскажу. Снимай только фуражку и шинель.

Да я не против. А винтовка нужна?

Не знаю. Можешь отдать её Александру Фёдоровичу. Вы как сюда приехали?

На машине. Она где-то в городе. Александр Фёдорович знает где. Там шофёр дожидается. А можно, я с ними?

Можно.

         Тихо раскрылось окно первого этажа Арсенального каре. Друзья выбрались в Собственный сад. Впереди шёл мужчина в неестественно сидевшей на нём маленько солдатской шинели. Со стороны плаца уже слышались крики и возгласы. Чей-то голос громко восклицал: «Революция, о которой так долго говорили большевики, совершилась! Власть в руках Советов рабочих и солдатских депутатов. Наша с вами власть, товарищи!».

И вновь подземный ход. Приоратский дворец. Он во мраке. У дворца угадывается силуэт автомобиля...

Ну, друзья, пора прощаться, - сказал мужчина в кургузой шинели. - Спасибо вам за всё. Россия вас не забудет!

Да, уж, птица Говорун... - начал было Павел себе под нос, но Виктор стукнкл ему локтём в бок.

Вы поезжайте в сторону Эстонской границы, а там разберётесь. Только поторопитесь, - сказала Женя на прощание.

Езжайте на Волосово и Кингисепп, простите Ямбург, - добавил Виктор, обращаясь к шофёру в кожанных одеждах. - А там и до Ивангорода недалеко.

Знаю, уже ездил туда с донесениями.

 Ну, вот, счастливого пути! - сказал Виктор. - А ретроавтомобиль какой модели?

Авто английское. Марки «Роллс Ройс».

Круто! - воскликнул Пашка. - Сейчас на аукционе за такое ретро!..

Молчи, Пашка, - шепнул ему Виктор. - Сейчас мы опять будем драпать. Забыл где мы?

Да в Гатчине!

Ну, тогда, когда?!.

    

    Откуда-то из темноты появилась Цыганка:

Сами мы не местные, давайте погадаю...

Ну, вот, началось... светопреставление! - сказал Игорь.

Найн, никаких больше представлений! - офицер был груб и зол. Допрос шёл уже пятый час. Он устал. - Никаких спектаклей, никаких театров! Мы навели справки. Это тут недалеко. Вы за кого нас держите? За идиотов? Немецкое командование будет к вам милостиво. Вы лазутчики. Это факт. Но вас не повесят на этой площади, -  он указал в сторону рыночной площади, что напротив комендатуры. - Вас расстреляют. Это большое уважение со стороны Германии. Вы честно выполняли свой долг. Мы тоже честно выполняем свой солдатский долг. Вы наши враги, вы - подпольщики, комсомольцы. И вы будете расстреляны вместе с комсомольцами-подпольщиками.

Нихт шиссен! - проговорил Игорь, вспомнив слова из фильма о войне.

Не дрейфь, - сказал Евгений.  - Солдаты в безоружных не стреляют. Вы — палачи!

Мы — молодая  гвардия рабочих и крестьян! - затянул Виктор. Друзья подхватили:_

Вперёд заре навстречу, товарищи в борьбе, штыками и картечью проложим путь себе!..

Прекратите это представление, прекратите этот балаган! - взорвался офицер и что-то прокричал по-немецки. Вбежала охрана с собакой, немецкой овчаркой.

Ну, вот собака с милицией... - сказал Пашка.

На друзей напал ржач. Они смеялись, взявшись за животики. Было настолько страшно уже давно, что произошла психологическая инверсия. Включились защитные механизмы, как говорят психологи.

Собака лаяла на дядю фраера! - запел Пашка, изображая Промокашку из «Места встречи...» - А на скамье подсудимых!..

Ребята, - сказала Женя прижимая теснее Котейку, - не бойтесь, вот наш талисман, - и она погладила Котейку по головке. И он замурлыкал в ответ, не испугавшись даже остервенелого лая собаки.

В корридоре комендатуры по-прежнему сидели Старик и Цыганка. Но в сторону друзей они уже не смотрели.

Кошмарная, самая кошмарная ночь в жизни наших друзей прошла в каком-то подвале на опилках. Постоянно откуда-то доносились крики. Кого-то пытали.

И всё это в родной Гатчине, - задумчиво проговорил Пашка.

В родной Гатчине нас скоро расстреляют, - сказал Игорь. - Нет, уеду в Ленинград.

Там голод, но нет фашистов.

Так тебя и отпустили, - сказал Женя. - Попались...

Ну, не брат ты мне! Чего сдрейфил? - сказала Женька. - Вон Котейка спокоен.

Ему то что? - спросил Женя. - Его же не расстреляют...

Никого не рассреляют. Давайте на спор! - предложила Женя.

Нет, я больше в такие игры не играю, - сказал Игорь.

Спорим, что скоро всё закончится! - настаивала Женя.

И всем будет крышка... - сказал Женя.

Готовь лошадей! - шепнул ему, улыбнувшись, Виктор. - Кино мы любим, а вот оказались на месте персонажей, сдрейфили.

Никто и не сдрейфил, вон как пели прямо в комендатуре! - сказала Женя.

   А на рассвете их повели на казнь. Вместе с комсомольцами-подпольщиками. Они смотрели в глаза друг другу и всё понимали без слов. Они были почти ровесники. Они были патриотами. Независимо от того, в каком времени они жили, и что за свою недолгую жизнь успели совершить.

   Руки связаны за спиной. Позади автоматчики. Их вели в сторону парка Сильвии. Там у стены парка казнили патриотов, партизан, подпольщиков. Но что это? Кто это? На алее парка с метлой в руках стоит Загадочный старик и смотрит на них немигающим взглядом. Тихо-тихо, почти неразличимо заиграла музыка. «Жил да был чёрный кот за углом, и кота ненавидел весь двор...»

Женя, что это? - спросил брат.

Не бойся, братишка! - крикнула Женька и опустила Котейку на землю. Котейка быстро-быстро побежал и скрылся за углом полуразрушенного паркового строения.

Посреди развалин стояла Цыганка. Она немигая смотрела на процессию. Но её саму словно никто и не видел.

   Мелодия звучала всё громче и громче. Песня уже гремела над парком, но никто, вроде, ничего и не слышал. «Только песня совсем не о том!..»

А кто выдал подпольщиков? - спросил Женю брат.

Какая-то предательница, из своих же. Комсомолка была... - ответила Женя.

Что это? - спросил Виктор, задрав голову к небу.

Все устремили взгляды наверх. Миллионы и миллионы искрящихся снежинок опускались с небес на землю. Автоматчики в ужасе пригнулись и попятились.

Снег посреди лета? - удивился Игорь.

Музыка сменилась звуками скрипки. Мелодия из фильма «Профессионал»...

Что-то подняло всех и закружило-понесло, какой-то вихрь из «снежинок» и людей.

  В Приоратском дворце продолжаетя праздник. Во дворе замка играет музыка. Мелодия из фильма «Профессионал». Партию скрипки, под «минусовку» исполнял Игорь. Среди гуляющих молодые люди, похожие на героев-подпольщиков. Загадочный старик в форме офицера Советской армии, на груди орденские планки и награды Отечества. Цыгака-гадалка с детьми. Женя ведёт экскурсию. Друзья гуляют и участвуют в мероприятиях «Ночи в музее».

Из колонок звучит песня Битлз «Magic mistery tour”.  


ВМЕСТО ЭПИЛОГА.

Гатчина середины 60-х. 

Проспект 25-го Октября. 

 

  Из окна дома на проспекте доносится песня, играет радиола: «Жила да был чёрный кот за углом!..» По проспекту идёт обычная советская женщина. Она совсем не выделяется среди людей. Вдруг дорогу ей перебегает чёрный кот. Котейка? Женщина ипуганно шарахается в сторону. Визг тормозов. Напротив останавливается чёрная «Волга». Выходят двое в штатском, предъявляют документы:

КГБ СССР, гражданка, вы арестованы, пройдёмте в машину. И без глупостей!..


Наши дни.

 

       «Жил да был чёрный кот за углом!..» Играет современная группа. На дискотеке «В стиле 60-х» наши друзья. Среди танцующих молодые люди и девушки очень похожие на комсомольцев-подпольщиков. За столиком сидят вместе Цыганка и Загадочный Старик. Они модно и со вкусом одеты. О чём-то весело говорят и пьют чай.  И вновь звучит «Magic mistery tour”. А значит, что наших героев ожидают новые приключения.

  P.S. Где-то вне времени и пространства. Белый шум. Появляется Женя с Котейкой.

         Женя поднимает своего любимца вверх, как Король Лев Симбу и кружися с ним:

            - Котейка, Котейка, хороший Котейка, тобою гордится страна!..

 115 просмотров    2 комментария
+1
Всего 1
Комментарии
  1. Mary 21.04.17 18:25
    0
    Всего 0
    Отличный сюжет и шикарный сценарий! И для кино, и для театра!
    --------------------------
    Маша Ясинская
  2. Mary 20.04.17 04:28
    0
    Всего 0
    Грандиозно!!!!!!!!
    --------------------------
    Маша Ясинская
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив