USD 62.5327    EUR 73.3321    CNY 97.8694
Категория 18+

Погода
Реклама
Опросы
За последний год, являясь жителем Гатчины и района, вы стали жить...
Реклама
Реклама
Мы ВКонтакте
Реклама
» » Анна Никонорова: история с географией

Анна Никонорова: история с географией


Возможно, расхожее выражение «Каждый человек по-своему талантлив»» на кого-то оказывает терапевтический эффект. Если кто-то захочет быть «не таким как все», он обязательно отыщет в себе какой-нибудь талант.

В семье Никоноровых ничего искать не нужно – все таланты, что называется, на лицо. О молодом одарённом композиторе Иване Никонорове мы уже рассказывали нашим читателям. Сегодня речь пойдёт о его маме – Анне Никоноровой. Впрочем, и это имя постоянным читателям Гатчина.Life знакомо. Анна – автор двух уникальных фотопроектов «Живи и помни» и «Традиции Японии и России».

Узбекистан, Сергиев Посад, Киев, Валаам, Ярославль, Владивосток… Все эти географические названия отдаются в сердце нашей героини музыкой, которая окружает её почти с самого рождения.


Узбекистан

… Её родители встретились и поженились в Узбекистане, куда приехали по комсомольским путёвкам поднимать республику. Анна стала шестым ребёнок в семье с крепкими православными устоями; после неё родилось ещё двое ребят. Статусом многодетной матери (8-10 детей) в этой союзной республике было трудно кого-то удивить, нонсенсом считалось, если в семье воспитывалось «всего» трое-четверо детей.
Аня училась в первом классе, когда не стало папы, он умер от травмы, полученной на работе. Мама и её 8 детей переехали в Сергиев Посад, где «пустили корни» возле Троице-Сергиевой лавры. Старшая дочь, которой в ту пору было 20 лет, помогала маме растить младших и не могла себе позволить устраивать личную жизнь.

Анна Никонорова:
Сейчас моя старшая сестра - игуменья монастыря. И мама живёт вместе с ней. Такой путь нашей семьи. У меня брат священник и две сестры замужем за священниками. Братья моего деда были настоятелями Пермского собора. И мама, конечно, очень набожный человек. И всегда была очень авторитарна в вопросах воспитания. Перечить её никто не смел и не смеет до сих пор (улыбается).


Сергиев Посад

Троице-Сергиева лавра – крупнейший мужского монастырь России с многовековой историей. Хор Лавры, которым много лет руководил архимандрит Матфей, известен на весь мир.
Аня, детство которой прошло под звуки чудесного лаврского пения, тоже очень хотела петь, но мама как-то обмолвилась, что девочке «медведь на ухо наступил». Родительский авторитет был настолько велик, что Аня хоть и обиделась, но не посмела усомниться в маминых словах.
В начале 90-х начинается восстановление Валаамского монастыря, и мама Анны по приглашению духовника семьи отправляется туда в качестве повара.


Киев

Тем временем Аня, закончившая 10 й класс, едет в Киевский монастырь, где однажды побывала с вместе с сестрой и буквально влюбилась … в форму, которую носили послушницы. Она была точь-в точь такой, какой её описывали в столь любимых исторических романах. Именно в этом монастыре Анну приобщили к пению на клиросе. Оказалось, что у девушки всё в полном порядке и с голосом, и со слухом. Через год Аня едет в отпуск - к маме, на Валаам.

Валаам

Поездка на Валаам стала для нашей героини судьбоносной. Девушка не могла не обратить внимания на высокого статного молодого человека, который заведовал флотом и одновременно был келейником – помощником игумена монастыря.
Александр Никоноров – так звали парня – приехал на Валаам аж из Владивостока. Свою полусиротскую юность (мама умерла очень рано) мальчик провёл в интернате для музыкально одарённых детей, но становиться музыкантом он не собирался - мечтал продолжить семейную династию, стать морским капитаном…
Поступил в морское училище, а на 4 курсе вдруг стал мучиться непереносимыми головными болями. А тут ещё и драма на личном фронте… В общем, молодой человек пришёл за помощью в церковь. Батюшка посоветовал Александру на время оставить учёбу и пожить при монастыре.

- Но я не могу без воды, - ответил будущий капитан.
- Значит, твоя дорога – на Валаам.

В наших краях каждый знает, что Валаам – это остров в Ладожском озере, на котором расположен величайший памятник русского зодчества — Валаамский ставропигиальный мужской монастырь.
Итак, Александр и Анна встретились на Валааме. Отношения между ними сложились сразу, но это были отношения старшего брата и младшей сестрёнки. Ни о чём большем Анна тогда и думать не смела. А Александр стал практически членом семьи, всегда готовым помочь и поддержать.

Шёл 1991 год – год распада Советского Союза. Пока Анна гостила на Валааме, от страны отделилась Украина. Девушка рвалась назад в Киев, но близкие её туда попросту не пустили, понимая насколько там сейчас всё непросто. Келейник Александр в буквальном смысле выкинул с корабля на пирс её сумки, а саму Аню снял через борт уже отчаливающего судна.

Анна Никонорова:
Мы полгода ссорились с Сашей из-за того, что он не дал мне уехать, а через полгода я поняла, что не могу без этого человека. Но мы ещё лет 5 с ним переписывались, прежде чем стали мужем и женой. А пока я вернулась в Сергиев Посад, чтобы исполнить наконец свою давнюю мечту – поступить в художественное училище. Я с детства хорошо рисовала, закончила «художку» и мечтала расписывать храмы. Но вмешалась мама. Она сходила в училище, где я собиралась учиться и увидела там статуи обнажённых мужчин. Этого оказалось достаточно, чтобы запретить мне там учиться.
А тут знакомый батюшка позвал меня петь в свой приход в глухую деревню Ярославской области.


Ярославль

В Ярославле Анна закончила семинарию, регентские курсы, стала регентом – дирижёром церковного хора и несколько лет посвятила этой работе, в частности, вырастила свой первый детский хор, с которым они объехали всё Золотое кольцо России. А тем временем Александр вернулся во Владивосток, надеясь закончить образование и всё-таки стать капитаном.



Владивосток

Однако, монастырская жизнь затянула молодого человека и учёбе он предпочёл работу при монастыре. Анна, которой уже исполнилось двадцать, отчётливо понимала, что никто, кроме Александра ей не нужен.

Анна Никонорова:
Либо я выйду замуж за Сашу, либо ни за кого никогда не выйду. А раз так, надо к нему ехать. Получаю зарплату, покупаю билет и еду за 9000 километров фактически делать Александру предложение руки и сердца (улыбается). Дело в том, что Саша здОрово обжёгся с первой любовью и не особенно верил, что мои чувства к нему – навсегда. Прежде чем мы поженились, я около года «доказывала», что у меня серьёзные намерения в его отношении (улыбается). Работала регентом в храме, где Саша был прислужником.
После свадьбы у нас родился первенец, Иван. Оказалось, что ему совершенно не подходит дальневосточный климат и мы решили переехать. Мне, как регенту, очень хотелось вернуться в Москву, потому что традиции московского церковного пения мне гораздо ближе. Но Александр по-прежнему не представлял жизни без воды, поэтому выбор пал на Петербург, в который муж просто влюбился после поездки на Валаам.


В Петербурге муж восстановился в «Макаровке» и таки стал капитаном танкера. А нашему сыну не подошёл и питерский климат. Врачи так и сказали: «У ребёнка аллергия на городской воздух», мы переехали в Вырицу, и Ваня сразу же перестал болеть. Через 5 лет мы переехали в Пудость. У нас родилась Настя, а через 2 года Коля. Вся моя жизнь посвящена воспитанию и развитию детей.

Прабабушка Анны ещё до революции была директором гимназии, бабушка тоже педагог, мама при других жизненных обстоятельствах тоже наверняка стала бы учителем. Если Анна о чём сегодня и жалеет, так это о том, что не получила в своё время педагогического образования. Наша героиня всё время ощущает потребность делиться знаниями с детьми, обучать их чему-то интересному. Кстати, Настя – дочь Анны и Александра - уже решила, что станет учителем, а старший сын Иван учится на 3 курсе педагогического института им. Герцена. Вот она – сила генов!
Но гены проявились не только в педагогических наклонностях – все трое детей семейства Никаноровых – необыкновенно музыкально одарены.



Старший – Иван – уже практически состоявший композитор. Пока учился в школе им. Ипполитовна-Иванова, был гордостью  известного гатчинского оркестра аккордеонистов «Гармоника» – детища большого педагога Владимира Николаевича Казанцева.

Анна Никонорова:
В 7-м классе Ваня заявил, что музыка это его будущее и захотел профессиональный аккордеон, который стоит 150 тысяч. Я не верила, что Ванино увлечение музыкой стоит таких жертв, предполагала, что он станет инженером, поскольку имел явные склонности к точным наукам, в школе учился на отлично. Но папа встал на сторону сына. Мы долго спорили, и в конце концов, я уступила. Чему очень рада (улыбается). Ваня нашёл себя, он счастлив в музыке. Я как-то спросила его, как он написал своё первый вальс «Прогулка по Петербургу»? Он ответил: «Я шёл по городу и слышал музыку, вот и всё». Метрополитен звучит для него как виолончель, прохожие – тоже олицетворяют какой-то инструмент… Многим ли людям это дано?
Младший сын Коля, как и Ваня, обладает абсолютным слухом, он способен «с рук» запомнить и повторить сложное музыкальное произведение. Но в отличие от брата, он не живёт музыкой. Впрочем, у него ещё есть время определиться с будущим. Дочке Насте тоже хорошо давались музыкальные премудрости. Правда, ей всегда казалось, что до Ваниного уровня она не дотягивает, что часто служило поводом для слёз. Мы решили забрать Настю из «музыкалки» и дать ей возможность поискать себя в чём-то другом.



У дочки - большие способности к иностранным языкам, помимо английского она уже несколько лет увлечена японским языком.

Как взрослому человеку не «потеряться» в семье, где, что ни ребёнок, то одарённая личность?
Александру всегда нравилось, как рисует его жена. Однажды он принёс домой зеркальный фотоаппарат под предлогом, что хочет научиться фотографировать. На самом-то деле, он хотел сделать подарок любимой жене, но понимал, что она будет против дорогой покупки «для себя».
Анна, как человек, обожающий учиться, подошла к делу основательно. Начала изучать процесс настолько серьёзно, что очень скоро стала настоящим мастером. Сегодня фотография – дело её жизни, которое пусть и не приносит особого дохода, но доставляет ей огромное моральное удовлетворение.
За многие проекты, особенно связанные с детьми, Анна берётся совершенно бесплатно. Речь идёт, прежде всего о фотопроектах «Живи и помни» и «Традиции Японии и России».
Проект «Живи и помни», инсценирующий фрагменты военного времени, Анна Никонорова вынашивала несколько лет.



Анна Никонорова:
Как-то у нас гостил мой племянник, который проживает с семьёй в Нью-Йорке. Племянник – ровесник моего младшего сына, им тогда было по 10 лет. Краем уха я услышала детский разговор, в котором наш маленький гость обмолвился: «Войну выиграли мы, американцы». Я, конечно, напряглась: к чему может привести этот разговор? Но мой сын не растерялся: «Что? Ха!», – очень быстро и аргументировано он объяснил брату, с которым у них общие деды, кто, где и за что воевал. Гостю ничего не оставалось, как согласиться. Но чтобы последнее слово осталось за ним, он заметил: «Зато мы, американцы, первые полетели в космос!». Такое вот у них образование. Ну с космосом мальчишки разобрались ещё быстрее (улыбается). А я в тот момент поняла, что должна осуществить свой проект именно с детьми. Мне было очень важно, чтобы дети как можно ближе прикоснулись к эпохе, которая так много для нас значит.

В течение полутора месяцев участники проекта после уроков выходили «на натуру». Правда, младших школьников Анна снимала в помещении, а старшие дети мужественно переносили холод на улице, лазали вместе с фотографом по кустам, оврагам, развалинам домов, перемазывались сажей, когда того требовала авторская задумка...

Совсем недавно был реализован ещё один замечательный фотопроект, подготовленный в рамках фестиваля «Японская весна».



Анна Никонорова:
Естественно, в школе нет денег для того, чтобы нанимать стилистов или парикмахеров. Так что я всё делала сама, в том числе и японские причёски девочкам. Нас даже приезжало снимать областное телевидение. А ещё мы с нашим преподавателем японского языка скидывались, чтобы арендовать в Петербурге помещение для фотосессии. Такой уж удел у энтузиастов!

Анна Никонорова разрешила нам открыть читателям некоторые секреты ещё одного фотопроекта, который готовится в Пудостьской школе в настоящее время. Через постановочные фотографии будет показана история школы. В качестве главной героини - Галина Павловна Васильева. Она когда-то сама закончила эту школу, стала педагогом, вернулась и всю жизнь проработала здесь.

Чтобы осуществить задуманное, пришлось найти девочек, внешне похожих на Галину Павловну. Выставка откроется в школе в конце этого учебного года, а потом по традиции будет показана в Музее города Гатчины.



Помимо забот, связанных с проектами, у Анны, как фотографа, есть и масса других дел. Два года она вела кружок фотографии в «Университете 3-го возраста». Благодаря её педагогическим способностям, немолодые люди с лёгкостью осваивали основы композиции и прочие премудрости фотографии.
Сейчас Анна Никонорова индивидуальный предприниматель и ведёт фотокурсы.
Наша героиня, как все скромные люди, не считает себя особенной. А между тем, то, чем занимается Анна Никонорова, не только приносит радость большому количеству людей, но и делает многих из нас добрее и внимательнее друг к другу.

Юлия Колбенева

(*4)
 428 просмотров    0 комментариев
+3
Всего 3
 
Комментарии
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив