Виктория Шапарева: Первый закон педиатрии – дети не должны умирать

23.09.2016, 05:16 | Гатчина Life
Виктория Шапарева, заведующая отделением патологии новорожденных Гатчинской клинической межрайонной больницы

«Наша малышка, похудев, стала весить 400 граммов. Мы её выхаживали, выхаживали... Девочка то и дело собиралась умирать, а мы не давали...». Рассказ о Виктории Шапаревой – заведующей отделением патологии новорожденных Гатчинской клинической межрайонной больницы.

Ленинградская школа № 63, в которой училась девочка Вика, была одной из первых, где начали применять профильное обучение. А в выпускном классе старшеклассников и вовсе прикрепили к различным вузам. Те, кто мечтал о медицине, «достались» педиатрическому институту. (Ныне – это Санкт-Петербургская педиатрическая академия.) Класс Виктории по субботам отправлялся в вуз слушать «взрослые» лекции по химии и биологии. Параллельно школьники учились сестринскому делу в медицинском училище № 4.

– К окончанию школы в 1994 году я уже умела ставить капельницы, делать уколы и другие процедуры, которые обычно проводят медсёстры. Многие мои одноклассники так и пошли по этой стезе. А мы с подругой отправились поступать в Педиатрический институт и поступили, несмотря на приличный конкурс: на одно место претендовало 7 абитуриентов. Стать «коммерческим» студентом этого прославленного вуза тогда было невозможно – все студенты учились на бюджетной основе, причём учились серьёзно, без поблажек. Я думаю, что в этом – одна из причин высокого профессионализма врачей старой закалки.

Виктория Владимировна, несмотря на молодость, безусловно, врач старой закалки. Чувство ответственности за своих маленьких пациентов у неё так велико, что даже улыбка и внешнее спокойствие не могут скрыть волнения, когда речь заходит о работе. К этой теме мы ещё вернёмся, а пока продолжим рассказ о становлении Врача.
... В 20 лет студентка мединститута познакомилась с будущим мужем, человеком далёким от медицины. Познакомилась, как водится, случайно, будучи в гостях у подруги, проживающей в Учхозе. Олег – так звали молодого человека – оказался деревенским парнем, в один миг завоевавшем сердце Виктории. Про питерских поклонников девушка сразу забыла.

– О том, что я без памяти влюбилась, красноречивее всего говорит моя зачётка. На первых курсах экзамены я сдавала только на «отлично», да и олимпиады все были «мои». Потом случилась большая любовь, что не замедлило отразиться на оценках (улыбается). Через полгода мы с Олегом уже расписались. Сейчас супруг работает главным агрономом на племенном заводе «Красногвардейский», что в деревне Ивановка. Про мужа даже в газете писали!

Такая гордость слышится в словах нашей героини, что становится очевидным: в 99-м студентка Виктория с выбором будущего мужа не ошиблась. Замужество внесло коррективы не только в личную, но и в профессиональную жизнь. Виктория закончила вуз с очень хорошим средним баллом и запросто могла стать интерном любого лечебного заведения Санкт-Петербурга. Но к тому времени в семье уже ждали первенца, и проходить первичную последипломную специализацию было желательно поближе к дому. Виктория Владимировна и сейчас с благодарностью вспоминает главного врача Гатчинской ЦРБ Иосифа Кузьмича Якубовича, которого нисколько не смутило, что интерн, пришедший проситься на работу, вот-вот станет мамой.

– Я работала и на участках, и в инфекционном отделении, и в роддоме... Тогда врачей готовили очень серьёзно. Да мне и самой хотелось освоить как можно больше. Доставались мне и дежурства, конечно. Считаю большой удачей, что прошла эту школу именно в Гатчине. Те, кто проходил интернатуру на базе нашего института, получали, в основном, теоретические знания. А в больницу ходили группами – по 10 интернов на одного больного. Перед экзаменами у меня состоялся разговор с профессором Эрманом – очень строгим педагогом.
«Почему вы не проходили интернатуру в институте?» Объясняю: «Маленький ребёнок – ездить неудобно». «А какие лекции вы в своей Гатчине слушали?» – следующий вопрос. «Не слушала я никаких лекций, я там работала». «Ну что ж, экзамен будете сдавать лично мне».
Во время экзамена профессор был пристрастен – задавал мне много практических вопросов, но в конце признал, что я уже сформировавшийся доктор.

Вот уже почти 15 лет Виктория Владимировна Шапарева работает в Гатчинской больнице в отделении патологии новорожденных. Последние 3 года – на должности заведующей.

– Сначала я думала, что буду обычным педиатром. Когда впервые увидела только что родивших пациентов, поразилась. Как можно понять, что беспокоит этих крох? По глазам, что ли? Оказалось, что да, и по глазам – тоже. А вообще, детей надо чувствовать. И я этому довольно скоро научилась. Вот только привыкнуть к их боли никак не могу.

К этому действительно невозможно привыкнуть. Дело в том, что большинство пациентов Виктории Владимировны – дети либо рождённые намного раньше положенного срока, либо с серьёзными патологиями. А чаще всего – и то, и другое вместе. Некоторые детские истории пребывания в отделении кажутся просто невероятными. Одна из них случилась три года назад. У женщины на 25-й неделе беременности родилась девочка весом 521 грамм. Ребёнок был заведомо «отказной». На 5-е сутки кроху принесли лечить в отделение патологии новорожденных. Никто всерьёз и не верил, что человечек, буквально умещавшийся на ладони, будет жить. Никто, кроме Виктории Владимировны.

– Вам, наверное, известно, что после рождения все дети немного сбавляют в весе. Когда ребёнок весит три с половиной килограмма, потеря 100 граммов проходит для него практически незаметно. А наша малышка, похудев, стала весить 400 граммов. Мы её выхаживали, выхаживали... Девочка то и дело собиралась умирать, а мы не давали. Дорастили ребёнка до 700 граммов и перевели в областную больницу, потому что надо было решать проблемы, связанные со зрением и лёгкими. После обследования девочку снова вернули к нам.
Знаете, я своих крошечных выздоравливающих пациентов никогда не фотографирую, чтобы не сглазить. Но медсёстры ведут своеобразный фотоархив. Так что в анналах нашего отделения осталось фото той малышки, когда она весила 400 граммов. А следующее её фото было сделано в 6-месячном возрасте. К этому времени девочка была уже довольно крепкой – набрала три с половиной килограмма. Но самое замечательное в этой истории то, что ребёнка удочерила хорошая семья. Сейчас девочке 3 года. Конечно, есть определённое отставание в развитии, но малышка ходит, видит, говорит, дышит без ингалятора, улыбается, в общем – живёт!

Эту девочку Виктория Владимировна вряд ли когда-нибудь забудет. Так же как и двойняшек, которых в отделении выходили буквально чудом.

– Полтора года назад к нам поступили две девочки по 800 граммов каждая. Здоровье у них было такое, что просто руки опускались. Помимо медицинских проблем существовала ещё и социальная: малышки были узбечками, то есть не имели российского гражданства. К тому же – «отказные»... Так что за девчонок пришлось побороться, выбивая для них необходимые лекарства. Просто дала себе установку, что девочки должны выжить. В общем, выходили мы наших двойняшек и перевели в питерский дом ребёнка.

К сожалению, не все истории заканчиваются благополучно. До сих пор Виктории Владимировне трудно рассказывать о ребёнке, умершем в отделении в 2005 году. Случай был безнадёжным, мальчик прожил всего неделю, и ту – в реанимации. Самое тяжёлое – разговаривать о смерти ребёнка с матерью. Целый месяц доктор не могла прийти в себя, говорит, что просто рыдала по вечерам.

– Дети из нашего отделения, они такие... Они всё время мне снятся. Переживаю за них так, что порой для собственных детей не остаётся эмоций. Кстати, и сына, и дочку, когда они были маленькими, я несколько раз брала с собой на работу – то ли в саду был карантин, то ли ещё по какой-то причине. Результатом этой «профориентации» стало то, что мои дети даже слышать не хотят о профессии врача (улыбается). Но кто знает, как сложится их судьба?

Сейчас Виктория Владимировна старается не говорить дома о работе – бережёт спокойствие домашних. Переживаниями делится с подругой, которая понимает её, как никто другой. Ведь подруга – мама одного из мальчиков, которого когда-то выходила наша героиня. Они и сблизились-то сначала на «медицинской почве», а уж потом – подружились.
К счастью, случаев со смертельным исходом в отделении – по пальцам перечесть. Педиатр, считает Виктория Владимировна, очень благодарная профессия. Детский организм обладает уникальной способностью к восстановлению, поэтому правильно оказанная помощь может спасти практически любого ребёнка. Поскольку никакого сверхъестественного оборудования в отделении патологии нет, дети выживают, в основном, благодаря опыту врачей и сестринскому уходу.

– В нашем отделении главное – это постоянный контроль за состоянием младенца и тщательнейший уход. О том, чтобы прикорнуть на посту, не может быть и речи. Утром сёстры рассказывают врачу чуть ли не о каждой минуте жизни наших пациентов, которых знают от макушки до пяток. Мельчайшие подробности физиологических процессов, которые происходят с малышами – это и есть то, на основе чего мы делаем им назначения. Поэтому на медсёстрах лежит огромная ответственность. Я считаю, что они настоящие сподвижницы. С особым уважением отношусь к сёстрам старой школы. На них я могу положиться практически во всём. Всякое может случиться, сейчас с ребёнком всё хорошо, а через два часа он уже на грани жизни и смерти. Мои коллеги знают, что если возникнет сложная ситуация, они могут позвонить мне в любое время суток. К сожалению, сестёр не хватает, особенно опытных, а молодым медсёстрам в нашем отделении трудно, ведь у нас нельзя отвлекаться даже на телефонные разговоры. Но это тема отдельного разговора.

Особая радость Виктории Владимировны – наметившаяся тенденция к сокращению случаев отказа от детей. Раньше в Гатчине в «отказниках» числилось в среднем по 20 новорожденных в год. В этом году – значительно меньше. Доктор полагает, что заслуга в этом – органов опеки и психологов, которые проводят соответствующую работу с мамами из так называемой «группы риска». Те же малыши, которые всё же остаются без родителей, очень скоро попадают в новые семьи. «Если раньше отказники лежали у нас долго – ждали, когда появятся места в детских домах, то сейчас дело до детских госучреждений практически не доходит, – рассказывает Виктория Владимировна, – я уже и не помню, когда в последний раз звонила в Дом ребёнка: детишек, даже больных, берут под опеку, пока они ещё совсем крохи. Есть люди, которые сознательно берут тяжёлых деток, чтобы выходить. Даже ВИЧ-инфицированных берут». Ещё одна примета изменившегося времени. Раньше в очередь за брошенными младенцами выстраивались только бездетные семьи. Сегодня в качестве усыновителей всё чаще выступают супружеские пары, имеющие своих детей; их посыл понятен и заслуживает уважения: «Мы можем и хотим вырастить больного ребёнка». Разумеется, в хорошей семье у «проблемного» ребёнка куда больше шансов вырасти здоровым и счастливым.

В 2016 году в Гатчине ожидается открытие перинатального центра, в состав которого, разумеется, войдёт и отделение патологии новорожденных. Конечно, Виктория Владимировна тоже ждёт этого события, надеясь, что вместе с новым зданием и современным оборудованием появятся и новые квалифицированные кадры, молодые врачи и медсёстры со «старой» закалкой.

– Время от времени родственники говорят мне: сколько можно работать за маленькую зарплату? То ли дело – в платной медицине. А я иду по улице и встречаю какую-нибудь женщину с ребёнком. По радостной улыбке мамы понимаю, что малыш, скорее всего, мой бывший пациент, которого узнать, конечно, уже не могу. Меня останавливают, рассказывают о здоровье, делятся детскими успехами... В общем, я ничего не хочу менять в жизни, потому что уверена, что занимаюсь своим делом.

Юлия Колбенева
ЧИО ЧИО Гатчина, салон красоты
ГАЗСТРОЙ, газо- и теплоснабжение, водопровод
ЧИО ЧИО Гатчина, салон красоты
ЧИО ЧИО Гатчина, салон красоты
EDINOX, производство изделий из нержавеющей стали
СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ ЦЕНТР +
РЕАЛЬНОДЕНЬГИ, ООО Микрокредитная компания «Евраз»
МОНИТОР-С, охранное предприятие
 
Информация
Посетители, находящиеся в группе Незарегистрированные пользователи, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
 
Примите участие в обсуждении других материалов